К 55-ЛЕТИЮ ВОЗРОЖДЕНИЯ ЛАВРЫ ПРЕПОДОБНОГО СЕРГИЯ

(Окончание. Начало в № 9)

      ВЕЛИКИЙ ЧЕТВЕРГ 5/18 АПРЕЛЯ
      Под присмотром Валентины Дмитриевны продолжалась уборка. Принесли сшитые на престол облачения, завесу к царским вратам. Отец Гурий, отслужив литургию у Ильи Пророка, в 12 часов был в соборе и вспомнил о разговоре с А.А.Трушиным - возможности звона к Светлой заутрени. "Может, и звонить-то нельзя, - говорю отцу Гурию, - надо посмотреть".
      Нашел коменданта музея: мой знакомый, он дал мне ключ от колокольни. Поднялись с отцом Гурием на второй ярус, где висели оставленные колокола. В центре колокол "Лебедь", 625 пудов. Хомут из воловьих жил, на котором держится язык, был весь в глубоких трещинах, язык оттянулся, отвис книзу, ударные его места - ниже края колокола. У трех трезвонных колоколов нет языков. Нет и трезвонной площадки с лесенкой к ней. Спустившись, стал просить обеспокоенного отца Гурия идти сколько-нибудь отдохнуть до службы чтения 12 Евангелий. Один остался под колокольней, на которой в оставшиеся на ней колокола и звонить-то нельзя.
      Невдалеке показался Владимир Алексеевич Лошкарев - бригадир ремонта креста и его подъема на купол собора. Подходит ко мне: "Что задумались?" - Могут разрешить звон, а там - разруха; поднимемся посмотрим. После моего объяснения Владимир Алексеевич, обмерив что нужно, записал все в блокноте. На хомут для "Лебедя" нарисовали чертежик. Сочувственно восприняв эту необычную работу, Владимир Алексеевич к Великой Субботе обещал все сделать. На мой вопрос, как с ключом от колокольни, он ответил: "Это моя забота". На колокольне имел комнату надсмотрщик за часами Володя-часовщик, в 1944 году восстановивший эти часы. С 1946 года он в бригаде Лошкарева - его правая рука.
      По пути из Лавры отцом Гурием овладело новое беспокойство - нет антиминса. Как ни он и никто не подумал об этом раньше, непонятно! А теперь как быть - в такие дни? У Сарафановых отцу Гурию говорят: "К вам пришли". Этот был Т.Т.Пелих - будущий отец Тихон. В 30-х годах ему, Тихону Тихоновичу, наместник отец Кронид вручил антиминс со словами: "Храни, он нужен будет". На раскрытом отцом Гурием антиминсе написано: "Антиминс с Престола Успения Б. М. Успенского собора Троице-Сергиевой Лавры".
      Ильинский храм в этот день для Успенского собора поделился книгами, аналоем, подсвечниками, свечами, коврами, отпустил регента с хором, звонаря и почетным настоятелем - наместника Лавры. Великим Четвергом и закончилось незаметное, но так необходимое делание Ильинского храма ко дню открытия Лавры.

      ВЕЛИКАЯ ПЯТНИЦА 6/19 АПРЕЛЯ
      В 9 часов утра встретились с отцом Гурием в Успенском соборе. С ним двое молодых людей, демобилизованные офицеры. Саша - духовный сын отца Гурия из Ташкента, и Игорь - уроженец Загорска, сын прихожан Ильинской церкви, умерших в войну. Знакомя их со мной, отец Гурий говорит: "Вчера нас было двое, а сегодня четверо, вот и братия к открытию Лавры". Все отправились в ризницу музея. Было дано разрешение получить все необходимое для начала богослужения: два комплекта сосудов, три Евангелия, митру с Радонежскими чудотворцами, Плащаницу, шитую шелками, облачения (черные и белые, пасхальные). Саша с Игорем все уносили в алтарь собора. Электромонтеры проверили необходимое освещение в соборе.
      Когда в алтаре закончились все приготовления, отец Гурий распределил: он служит, Игорь - пономарь, Саша - за свечным ящиком, у меня клирос. В два часа дня отец Гурий открыл царские врата, совершил малое освящение престола в соборе, и по окроплении собора святой водой началась вечерня.
      Пришел старец схиархимандрит Иларион (Удодов), вдвоем с отцом Гурием они выносили и Плащаницу.
      В шесть часов вечера началась утреня по чину Великой Субботы, с обнесением Плащаницы вокруг собора. Служили отец Гурий и отец Иларион. О службах Великой Пятницы оповещено не было, но народ собрался.

      ВЕЛИКАЯ СУББОТА7/20 АПРЕЛЯ
      К литургии прибывали игумен Алексий, иеродиакон Иннокентий. Перед Плащаницей входные молитвы читались соборно. Во время службы мне пришлось читать все часы, пятнадцать паремий, Апостол. Перед Плащаницей, рядом со мной, стоял хор. Холод пронизывающий, народа немного. Во втором часу дня закончили службу. Отец Гурий велел мне не являться до десяти часов вечера, такой был у меня усталый и окоченелый вид.
      В семь часов вечера из Троицкого в Успенский собор в закрытой серебряной раке перенесли святые мощи преподобного Сергия. Раку поставили на деревянный помост у правой стены Успенского собора.

      ВЕЧЕР ВЕЛИКОЙ СУББОТЫ
      К десяти часам вечера прихожу в Лавру. Ожила на многие годы заснувшая, затихшая Лавра - народ спешит. Собор полон, у правой стены много света, это у раки со святыми мощами на подсвечниках горят свечи. Перед мощами Преподобного Сергия стоит согбенный старец отец Иларион. Проталкиваюсь на левый клирос. Старый звонарь со связкой веревок в ожидании. Стоящий рядом Владимир Алексеевич докладывает - все сделано.
      Наместника нет. По словам отца Гурия, он был на "великосубботнем терзании". Директор музея только в 10. 30 вечера дал ключ от колокольни. О разрешении звона директору было передано из Москвы еще днем. Пробившись через толпу, явился измученный наместник, шепнул мне о трудностях получения ключа. Говорю отцу Гурию: "Там все сделано", - и представляю звонаря. С воодушевлением отец Гурий благословил упавшего к нему в ноги Костю Родионова начать благовест. Понятен трепет звонаря: когда в 1920 году закрывали Лавру, последний прощальный звон вел он, и опять вновь начинать ему. С ним пошли мастера-умельцы В. А. Лошкарев и Володя-часовщик.
      Со слов Константина Ивановича Родионова: "Открыли и заперли мы дверь за собой. Со свечками стали подниматься на второй ярус, спешили, полагается в одиннадцать ударить, а время около этого. Взошли. Осмотрелся, мне светили свечками. Язык у "Лебедя" - на новом металлическом хомуте на болтах, новый мостик с лесенкой для трезвона. Быстро стал налаживать веревки к колоколам, помощники хорошо мне помогали. И так близко мне вспомнилось, как в 20-м году, отзвонив последний звон, поцеловал "Лебедя" - и теперь поцеловал уцелевший "Лебедок". Время одиннадцать. "Господи, благослови", - и, осенив себя крестным знамением, стал раскачивать. И зазвучал наш "Лебедок". Передав звон в руки Владимиру Алексеевичу, стал готовиться к трезвону, объяснив Володе, когда нужно ударять по двум клавишам в колоколе северного пролета. (Колокол "Переспор" на третьем ярусе, в 315 пудов, был подготовлен к звону на Пасхальной неделе).
      Находившиеся в алтаре сосредоточенно молились. Незабываемые минуты ожидания. И вот донеслось: первый удар, второй, третий, и родной с детства знакомый звон - звон с лаврской колокольни. Волнение, радость, благодарность, слезы... не передашь всего.
      Отец Гурий на коленях склонился ниц перед святым престолом. Отец Иларион слева от престола, на коленях, возвел руки, со слезами повторял: "Господи, вся Тебе возможна".
      Торжественно неслись звуки древнего колокола в тиши ночи ранней весны. Город не спал, все слушали. В переполненном соборе все как бы затаили дыхание. Под мелодически-размеренный доносившийся гул - как будто музыка! С какой легкостью читал я канон полунощницы!
      Служащие - архимандрит Гурий, архимандрит Иларион, игумен Алексий, иеродиакон Иннокентий - облачились в пасхальные облачения прежней Лавры, взятые в музее. На мне был стихарь, шитый золотом по темно-красному бархату. Саша и Игорь тоже в пасхальных стихарях. Нас троих отец Гурий оста-вил вместе и с отцом Иннокентием петь в алтаре (отец Иларион и отец Алексий - не певцы).

      СВЕТЛОЕ ХРИСТОВО ВОСКРЕСЕНИЕ 8/21 АПРЕЛЯ
      "Воскресение Твое, Христе Спасе..." - отверзаются царские врата. Через переполненный народом собор впереди идет хор, за ним Саша и Игорь с запрестольными образами, у меня икона Воскресения Христа, отец Иларион с иконой Преподобного Сергия, отец Алексий с Евангелием, отец Гурий с крестом и трехсвечником, отец Иннокентий со свечой. Спускаемся по ступенькам с паперти - начался трезвон "во вся".
      После двадцатишестилетнего онемения в обители Преподобного Сергия в Пасхальную ночь зазвонили колокола: сразу, неожиданно. Народ, заполнивший под колокольней площадь, стоял с зажженными свечами. Столько было свечей, что на фоне ночного неба колокольня казалась в розовом сиянии. Толпы людей без обращения к ним о порядке сами соблюдали полную тишину, все стояли на месте. Крестный ход свободно обошел собор и вошел на паперть. Началась утреня и первое "Христос Воскресе". В дивном соборе великой Лавры - Пасхальная утреня! Кому-то все не верилось, а больше говорили: "Слава Богу! До какого дня дожили, до каких событий!"
      В конце утрени отец Иннокентий прочитал с амвона телеграмму от Святейшего Патриарха - поздравление с началом богослужений в Лавре и благословение служащим и всем молящимся. На литургии, взяв на горнем месте у отца наместника благословение, я прочитал Апостол. Под торжественный трезвон расходились православные от светлой службы, радостно удивляясь непостижимым судьбам Божиим.
      В пять часов вечера - вечерня, перед ней и после - звоны, звоны. Отец Гурий пригласил к себе на праздничный вечерний чай отца Алексия, отца Иннокентия, Сашу, Игоря и меня, отец Иларион уехал. Поблагодарив отца Иннокентия, отец Гурий отпустил его. Отец Алексий тоже уехал.
      На Пасхальной неделе прибыли священнослужители: архимандрит Иоанн, алтаец, священник Иоанн Крестьянкин, иеродиакон Порфирий, священник отец Владимир Павлов, архимандрит Владимир Кобец, архимандрит Нектарий, иеромонах Иерон. На следующей неделе приехали иеродиаконы Серафим, Питирим, архимандрит Клавдиан.
      Перед неделей Жен-мироносиц нашла темная тучка: кто-то где-то добился запрещения звона, но только на пять дней. Звон был восстановлен. До Троицына дня пришлось петь мне со смешанным хором все службы ежедневно.
      Первое свое служение в Успенском соборе патриарх Алексий назначил на Троицын день. В соборе на правом клиросе была устроена временная сень для раки со святыми мощами Преподобного Сергия. Перед малой вечерней Святейший сам открыл крышку раки (по внесении святых мощей в собор крышка оставалась закрытой). К Троицыну дню Патриарх благословил организовать мужской хор, что мной и было сделано. Смешанный хор под управлением Плющева Н. Н. стал петь за ранними литургиями в нижнем храме Успенского собора, где по благословению Патриарха отец Гурий освятил престол во имя Всех Святых, в земле Российской просиявших.
      Своим служением на Троицын день патриарх Алексий за-вершил открытие Лавры.

Протодиакон СЕРГИЙ Боскин

 
 


Обсудить эту статью можно на форуме сайта.

 
 

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования
17.02.99 - начало создания электронной версии "Православной газеты"

Design by
SDragon 2002. Scripts by SLightning 2002.